Интервью с переводчиком Петром Патрушевым

Edinenie

edinenie

Писатель ловит рыбу в реке, а переводчик – в аквариуме

Сегодня, накануне Дня переводчика в гостях у редакции нашей газеты Пётр Патрушев – переводчик-синхронист с тридцатилетним стажем, аккредитованный как австралийской организацией NAATI, так и мировой AIIC.
Петр Патрушев русский переводчик

Петр Патрушев

30 сентября отмечается Международный день переводчика. Переводчик по праву считается связующим звеном между народами. Далеко не каждый человек, знающий иностранный язык, может стать хорошим переводчиком. Для этого необходимо быть и хорошим психологом — уметь улавливать суть сказанного «между строк», при этом донося до слушателя их точный смысл. Профессиональный переводчик постоянно находится в курсе последних событий своей страны и той, на чьем языке он «специализируется».

Сегодня, накануне Дня переводчика в гостях у редакции нашей газеты Пётр Патрушев — переводчик-синхронист с тридцатилетним стажем, аккредитованный как австралийской организацией NAATI, так и мировой AIIC. Пётр переводил на Олимпиадах в Сиднее и Китае, на международных конференциях, правительственных переговорах таким известным лицам и политическим деятелям, как Президенты Михаил Горбачев, Борис Ельцин, Владимир Путин, австралийские премьер-министры Кевин Радд, Джон Говард, Боб Хоук, академик Андрей Сахаров. В настоящее время Пётр Патрушев продолжает свою работу с крупнейшими американскими и австралийскими корпорациями, правительственными организациями, Всемирным банком, с частными лицами и фирмами.

Корр.: Пётр, добрый день! Спасибо, что согласились на интервью!
Профессия переводчика — довольно трудная, но в то же время она считается и
творческой. Вы согласны?

Пётр: Конечно! Если вы способны переводить руководство по подшипникам, потом туристическую брошюру о курорте на Фиджи одновременно собирая чемодан на азиатские игры в Гуанчжоу, где вам надо знать, что такое сепактакро и как в него играют — вы должны быть если не творческим, то хотя бы гибким человеком. При этом необходимо охранять свой мозг от отупения в результате срочной и, в основе, рутинной коммерческой работы. Это о письменном переводе. А в устном, синхронном переводе вам необходимо сочетать быстроту мышления ведущего телевикторины с дипломатическими способностями посла и языковым запасом специалиста в той области, в которой вы переводите.

Корр.: С каких языков вы делаете переводы?

Пётр: Только с русского на английский и наоборот.

Корр.: Что самое трудное в работе переводчика, а что даётся легче всего?

Пётр: Знать, сколько надо потратить энергии, чтобы сказанное или написанное одним человеком вызвало однозначное понимание в уме другого. Все остальное — легко.

Корр.: Какой вариант английского сложнее переводить — британский или американский?

Пётр: Оба легкие. Это просто отдых. А вот понять адвоката-индуса, читающего доклад на английском на конференции в Бали, на тему о конституционных реформах в Африке — труднее. Особенно, если он быстро читает.

Корр.: Как легче переводить, устно или письменно?

Пётр: Хорошо переводить всегда трудно. Но письменный и устный перевод — это просто разные вещи. Как бы это выразить попроще. Разница между устным и письменным переводчиком подобна разнице между художником и спортивным фотографом.

Первому есть время подумать о теме и подобрать материалы. Он может бесконечно править свой рисунок. А фотограф должен быть готовым до начала состязания — знать все о спортсменах, правилах, даже месте состязания. Он должен реагировать мгновенно и не делать поправок. Мне кажется, что мало переводчиков, совмещающих два настолько разных дара на достаточно высоком уровне. Всегда что-то одно получается лучше.

Корр.: Необходимо ли знать культуру страны, чей язык вы переводите? Например, когда вы переводите англичанина или австралийца, это совсем не то, когда переводите человека из Непала или Зимбабве.

Пётр: Естественно. Но часто вы не знаете, кого будете переводить и откуда они родом, например, на конференциях. Надо много читать и путешествовать, быть вовлеченным в культурную среду страны. Иногда встречаешь невероятные перлы в переводах, например, титров кино: «Indiana Jones and the Raiders of the Lost Ark» — «Индеец Джо и Триумфальная арка».

Корр.: Многие люди хотят выучить английский язык быстро и качественно, но не у всех это получается. Существует масса всевозможных методик, и даже методика с применением гипноза. Какие рекомендации вы, как человек, знающий язык глубоко, могли бы дать по изучению английского?

Пётр: Прежде всего, надо страстно хотеть изучить язык. Тогда можно делать это и по мультфильмам, и по дешевой книжке «Английский в картинках», которую, немного разбогатев, я купил за доллар в Стамбуле. Но если серьезно, то надо брать хороший курс с квалифицированным преподавателем, если возможно, с доступом к лаборатории интенсивного обучения, и одновременно использовать метод «погружения». В начале моей эмиграции были большие периоды, когда я говорил, читал и писал только по-английски.  Хотя сейчас, в эпоху интернета, есть огромный выбор материалов и методик, очных и заочных, в том числе онлайн. Зайдите, например, на сайт: www.world-english.org. Там сотни ссылок на материалы и ресурсы. Сегодня вы даже можете выйти на бесплатный урок английского и попрактиковаться в разговоре с другими студентами. Гипноз — хорошая вещь, но это не для всех и при этом требуется доступ к спецресурсам. Лучше для начала не пытаться халявить.

Корр.: С какими известными людьми вам приходилось сталкиваться в работе переводчика?

Пётр: Все годы работы были одновременно и годами перевода и журналистики.  Запомнился профессор Мишан в Лондонской школе экономических и политических наук. Не потому, что знаменит, а потому, что видел будущее на 50 лет вперед. Он предлагал учитывать в стоимости продукта экологические и др. затраты, как то: изменения климата и нарушение здоровья людей. Получалось, что уже несколько столетий мы не платим за все это. Но платить придется. Или проф. Джей Форрестер в Массачусетском Институте Технологии. Он создал первую компьютерную модель мировой экономики, показывающую, что наше благосостояние зиждется на сжигании невосполнимых ресурсов. Это было давно, в семидесятых, и над ним тогда чуть ли не смеялись.

Из знаменитостей упомяну академика Сахарова, президентов Ельцина, Горбачева, Путина, а в Австралии Хоука, Говарда, Радда. Но вне контекста о них говорить поверхностно, а в контексте — каждый эпизод, это, по меньшей мере, маленький рассказ.

петр патрушев, академик сахаров

Академик Сахаров с Петром Патрушевым

 

петр патрушев, говард, путин

Патрушев переводит Премьер-министру Австралии Говарду и Президенту Путину

См. страницу о клиентах клиенты

 

Корр.: Кроме устного перевода, переводили ли вы книги, фильмы или стихи?

Пётр: Перевел книгу «Выиграть может каждый: как разрешать конфликты» (читайте и скачайте бесплатно на: www.conflict-resolve.org/

Когда переводил эту книгу, знал, что она очень нужна для России. Но никогда не думал, что она будет так успешна. Вышло несколько пиратских изданий, а в Интернете она пошла буквально как вирус, с выдержками на сотнях разный сайтов и электронных библиотек. Используется она и в школах, университетах, и на деловых семинарах. Одобрена Министерством образования как учебное пособие. Ни автор, ни я на этом ни копейки не заработали.  Делал титры и озвучивал фильмы. Стихи писал сам на русском и английском, но не переводил. Сейчас эти вирши кажутся немного забавными. Написал две книги, одну на русском и одну на английском (ссылка www.pyotr-patrushev.com). Создал, просто из любви к этому произведению, на основе только подстрочников и изучения литературы (я не знаю китайского) русскую версию древнекитайского классического трактата «Дао дэ цзин». Там, кстати, есть такая фраза: «Столяр, знающий свое дело, подгоняет дверь так, что к ней не нужно замка. Тайна его ремесла — внимание к мелочам». Неплохое наставление переводчикам.

Корр.: Вы работали во многих горячих точках нашей планеты..

Пётр: На Кавказе, в Ливане, Израиле. Вел семинары/тренинги по разрешению конфликтов. В Пятигорске меня и моих иностранцев/тренеров чуть не переехал автомобиль на горной дороге. Не знаю, пьяные были или по замыслу. Иностранцы сильно испугались. Они такого не видели. В Ливан приехал с группой тренеров под эгидой ЮНЕСКО сразу после окончания гражданской войны. Страшно было за ливанцев. Нас хорошо охраняли.

Корр.: Наверное, встречались в вашей работе и какие-то смешные или курьёзные
случаи?

Пётр: Один смешной случай произошел с коллегой-переводчицей с французского. Она переводила за круглым столом. Примерно через полчаса один делегат (так уж получилось, что он был из страны в районе Персидского залива) заявил председателю: «Что вы все время предоставляете слово этой женщине? Я в принципе не согласен со всем, что она говорит!»

Корр.: Что вам нравилось в работе журналиста?

Пётр: Доносить до слушателя/читателя необычные точки зрения. Несколько лет публиковал на английском статьи в The Sydney Morning Herald или выступал по национальному радио «Эй-би-си», были встречи с читателями и слушателями на семинарах и лекциях в Австралии. Меня всегда радовал интерес грамотных австралийцев к России и к русской культуре.
Корр.: Чьи произведения вы читали в оригинале? Кого из писателей сложнее всего
читать по-английски?

Пётр: Я читаю на русском и на английском только в оригинале. Трудно читать Шекспира без исторических ссылок.

Корр.: Как вы считаете, много ли в России книг, испорченных переводом, и также, русских книг, потерявших при переводе на английский?

Пётр: Льва Толстого попросили коротко рассказать о сюжете «Анны Карениной» для французской газеты. На что он ответил, что этого нельзя сделать ни коротко, ни по-французски. Любой перевод — это все равно, что оборотная сторона гобелена. Хотя, если гобелен совсем бездарный, оборотная сторона может тоже смотреться как нечто творческое и оригинальное. Писатель ловит рыбу в реке, а переводчик — в аквариуме.
В России много книг переводится просто на магнитофон, наскоро, особенно т.н. бестселлеры. Но есть и прекрасные переводчики и переводы. В Австралии, насколько мне известно, русские книги практически никто не переводит.

Корр.: Есть ли что-нибудь в России, о чем Вы скучаете? Не было ли идеи
пожить какое-то время на Родине? Насколько мне известно, например, в Якутии на
добыче золота и алмазов часто требуются переводчики.

Пётр: Я бы хотел, если б была возможность, деньги, время и энергия, изучать литературу где-нибудь в хорошем университете в Англии. Или заниматься палеонтологическими раскопками в Африке. В России меня интересуют только золото и алмазы русской литературы и искусства и встречи с теми хорошими и добрыми людьми, которые еще остались там.

Корр.: Чем вы любите заниматься в свободное время?

Пётр: Смотреть хорошие итальянские и французские фильмы, политическую сатиру на ТВ типа «The Colbert Report», бродить по пляжу с собакой.

Корр.: Можно Вас попросить перевести шутливую фразу из анекдота: «Косил
косой косой косой» ?

Пётр: A cross-eyed man was scything [grass] with a cock-eyed scythe. Хоть немного рифмуется. Это, конечно, шутка, но теперь понятно, когда я говорил об оборотной стороне гобелена? А вы попробуйте перевести теперь на русский: «Can you can a can as a canner can a can can?»

Корр.: Нет, тут нужен профессионал. Большое спасибо за интервью! От имени редакции желаю всего хорошего вашей семье и успехов в работе!

 

См. страницу о переводах на английский и русский Переводчик 

 

Алла Мандраби (Гутенёва)

Газета Единение, Австралия

Russian_translation_interpreting

In English     Главная    Письменные переводы    Устный перевод    Клиенты/Отзывы    Аккредитация    Контакт    Блог

Russian into English document translationrussian translation

2 Responses to Интервью с переводчиком Петром Патрушевым

  1. фрилансер переводчик Июль 31, 2015 at 12:22 пп #

    Great article.

  2. KolambaMa Апрель 18, 2016 at 9:32 дп #

    спасибо. очень хороший
    и полезный сайт.
    удачииуспехавам.